Введите информацию о себе ниже.
Имя и пароль чувствительны к рагистру.




Введите проверочный код:



Запомнить меня

Я принимаю правила сайта




Забыли пароль?
Запросите новый здесь.


Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.


Новодвинск
+11...+21° C
  Главная      Все новости      Город      Комбинат      Горсовет      ЖКХ      Культура      Спорт      Происшествия      Область      Архив новостей      
За что осудили участкового Пробста в Новодвинске
За что осудили участкового Пробста в НоводвинскеТе, кто свидетельствовал против него, сегодня сами отбывают наказание


О судебных приговорах всегда писать сложно. Суду принадлежит последнее слово.

Если оно произнесено, уже ничего нельзя изменить (при условии, что пройдены все инстанции). Некоторые федеральные газеты освещают конфликтные ситуации только после их рассмотрения в суде… К чему такие предисловия? К тому, что речь пойдет о человеке, который был осужден в прошлом году и уже отбывает наказание. Правда, его жалобу в порядке надзора еще должен рассмотреть Верховный суд. Но надежды на перемену участи почти нет. Пять лет в колонии общего режима и профессиональная «высшая мера» – запрет на работу в правоохранительных органах. И все это – в 24 года! Сначала в нашу редакцию обратился его бывший наставник, потом – родные и друзья. Обычное дело: близкого человека всегда считают невиновным.

Но журналист, не близкий и потому более объективный, читает приговор и чаще всего понимает: он это сделал, он! Изучив историю новодвинского участкового Андрея Пробста, я поняла одно: об этом надо написать.

«Нехорошая квартира»


Осень 2010 года. После громких преступлений, совершенных милиционерами, страна взялась за реформу правоохранительных органов. Всенародно обсуждается закон «О полиции», началась чистка рядов. Каждый проступок стража порядка рассматривается с особым пристрастием.

К тому времени Андрей Пробст прослужил участковым три года. В милицию он пошел по стопам матери, которая работала в ОВД по городу Новодвинску.

На улице Советов была одна «нехорошая квартира». Хозяин – назовем его Веселов – только что освободился из мест лишения свободы, где отбывал наказание за грабеж, официально не работал, злоупотреблял спиртным, поселил у себя дружков-собутыльников. Их пьяные дебоши не давали житья соседям, и те постоянно вызывали милицию.

По соседским жалобам «в один из дней» (так и написано в приговоре) ноября 2010-го к Веселову пришел участковый Пробст.

Что было дальше – зависит от того, кто рассказывает.

«Я сразу же стал уходить на кухню, – говорил Веселов на очной ставке с участковым. – Перед кухней Пробст нанес мне один удар кулаком в лицо, а затем на кухне рядом с дверью он продолжил наносить мне удары, от которых я испытывал физическую боль».

«Действительно, я приходил к В-ву многократно по заявлениям соседей, – в свою очередь рассказывал Андрей Пробст. – В тот день В-в находился в состоянии алкогольного опьянения. На его лице я заметил следы побоев – синяки. В прихожей он сразу же что-то крикнул мне в грубой нецензурной форме и замахнулся, чтобы ударить кулаком в лицо.

Я оттолкнул его рукой, отводя удар, – возможно, задел при этом по касательной. После этого В-в успокоился, мы прошли на кухню, и я достал протоколы. Подписывать их он отказался».

В деле фигурировал и другой визит Пробста к Веселову, также «в один из дней» ноября.

«Во второй раз он пришел ко мне со своим знакомым, – повествовал хозяин квартиры. – Они выгнали всех и стали меня избивать. У второго молодого человека при себе был пневматический пистолет, он выстрелил в окно и в банку, угрожал меня убить. Потом они закрыли квартиру на ключ и ушли».

«На В-ва поступило сразу два заявления от соседей, – парировал участковый.

– Поскольку в первый раз он на меня набросился, я решил взять для подстраховки своего знакомого. Перед визитом я позвонил в дежурную часть и сообщил, что собираюсь посетить В-ва… В квартире, кроме него, находились еще три человека, все распивали спиртное.

Я попросил их покинуть помещение и составил протоколы».

Странная история

Городское ОВД, как и вся милиция, реформировалось и сокращалось. В руководстве появились новые люди.

– Сыну сразу сказали: «Уходи, освобождай место». А он не уходил, вот его и подставили, – считает Валентин Пробст, отец Андрея.

Сам Андрей заявил на суде, что уголовное преследование вызвано неприязненным отношением начальства. Мать и сын отказывались по своей воле уходить со службы. В итоге они были уволены по сокращению штатов.

Как бы то ни было, в том же ноябре произошла странная история.

К начальнику милиции общественной безопасности якобы пришел человек, который сообщил, что милиционер по имени Андрей угрожает Веселову и пытается завладеть его квартирой. Назвать источник столь ценной информации посетитель наотрез отказался. Как выяснится позже, Веселов этого своего благодетеля даже не знал.

И вот начальник МОБ пишет рапорт начальнику ОВД… Вскоре к Веселову пришли два сотрудника милиции. В процессе общения с ними он написал заявление на Пробста и был отправлен на медосви детельствование. Веселов утверждал, что участковый сломал ему нос. Но, как выяснилось, к тому времени нос уже был сломан неизвестным лицом, заявлять на которое Веселов почему-то не желал.

А вот на участкового – пожалуйста! Следственные органы СКР возбудили уголовное дело по превышению должностных полномочий с применением насилия.

Пьющий вспомнит все?

Сегодня складывается впечатление, что с самого начала все словно просеивалось по принципу: участковый должен и будет сидеть! В «сите» оставалось лишь то, что могло помочь в достижении цели. Доводы в защиту Пробста улетали в никуда… Свидетелями обвинения выступили друзья Веселова, с которыми он вел разгульную жизнь. Они путались в показаниях, не могли даже вспомнить, кто из них был у Веселова на протяжении всего визита участкового, кто с его приходом сбежал, а кто спрятался в кладовке… Примечательно, что практически никто из них своими глазами не видел, как участковый бьет Веселова. Им это стало известно только с его слов.

Путался и сам Веселов – в числе ударов и месте их нанесения, в «авторстве» перелома носа… На суде из-за многочисленных противоречий часто приходилось зачитывать показания, данные на предварительном следствии.

Думаете, пьющим людям нельзя доверять, поскольку они себя не помнят после «вчерашнего»? Это у вас обывательский взгляд. С точки зрения закона они вполне «качественные» свидетели.

И потерпевший Веселов, страдающий патологической зависимостью от алкоголя, – полноценный гражданин РФ. А что злоупотребляет, так это его частная жизнь, которая не влияет на оценку его показаний.

Словом, суд счел показания Веселова и компании «последовательными, логичными и не вызывающими сомнений в своей правдивости».

А вот свидетели защиты, напротив, доверия у суда не вызвали. Родные и друзья подсудимого – потому, что «заинтересованы в благоприятном для него исходе дела». Посторонние люди – потому, что их показания не согласуются с показаниями потерпевшего и свидетелей обвинения.

Например, сосед Веселова рассказывал, что постоянно видел его избитым. Причем тот сам жаловался, что страдает от кулаков проживающего с ним друга по прозвищу Помидор. По словам другой свидетельницы, женщина, которая жила у Веселова, призналась ей, что они оговаривают участкового.

Пропавшие протоколы

Перечислять нестыковки в «деле Пробста» можно долго. Как установила экспертиза, кровь на диване в квартире Веселова ему не принадлежит (хотя хозяин утверждал, что это следы его избиения). Уже после визита участкового Веселов посещал врача по поводу давнего перелома носа, но не сообщал ему о новых травмах. Сам доктор тоже их не заметил. Знакомого, с которым Андрей якобы приходил к Веселову во второй раз, почему-то не стали привлекать за побои и стрельбу из «пневматики».

Административные протоколы, составленные участковым на Веселова, были зарегистрированы в журнале, но затем исчезли.

Рапорт на самого Пробста не был должным образом зарегистрирован. Начальника МОБ допросили лишь через полгода после начала расследования. Тогда же он впервые сообщил о таинственном информаторе, который к тому времени уже скончался… Все это Андрей Пробст и его адвокат указали в кассационной жалобе. Но решение суда было оставлено без изменения.

В октябре 2011-го Новодвинский городской суд признал Андрея Пробста виновным в нанесении Веселову побоев, не причинивших вреда здоровью. И приговорил к пяти годам реального лишения свободы с лишением права на профессию.

– Суд сослался на то, что Андрей не признал вину, – говорит Валентин Пробст.

– А почему он должен ее признавать, если не совершал преступления? Он всегда был спокойным, уравновешенным, никакой агрессии не проявлял… Ровный характер Андрея отмечают многие друзья, а также бывший наставник Виктор Доронин, который знает его с малолетства. Нынешний депутат Новодвинского горсовета бьет во все колокола: Андрей не мог это сделать! Письмо жены осужденного участкового в январе процитировала «Новая газета»: «Я понимаю, как общество относится к сотрудникам милиции – полиции… Все собранные доказательства говорят о непричастности моего мужа к событиям, которые ему вменили и за которые его осудили на пять лет общего режима… Доводы защиты не учитывались вовсе, процесс проходил с обвинительным уклоном.

Все основано на показаниях людей, ранее неоднократно судимых, а также умершего человека…» Кстати, люди, которые свидетельствовали против Андрея Пробста, сейчас снова отбывают наказание – за разбойное нападение на пенсионера.

Марина ЛЕДЯЕВА.
Оценки
Текущая оценка: (Всего: 1 оценка)   

Cредняя оценка: 5 звезд
Система оценки доступна только зарегистрированным пользователям.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите под своим именем.


Все права защищены.
При использовании любых авторских материалов сайта гиперссылка на newdwinsk.ru обязательна
Пользовательское соглашение
Мнение авторов может не совпадать с мнением администрации сайта.
Powered by PHP-Fusion copyright © 2002 - 2021 by Nick Jones.
Released as free software without warranties under GNU Affero GPL v3.